Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

В ресторане "Урал" оберегают жуликов

У ресторана "Урал", расположившегося в центре города, - красивая вывеска. Внешне ресторан производит впечатление культурного предприятия. Но на самом деле там творятся дела далеко не культурные. Посетителей, например, в этом ресторане обсчитывают самым бесцеремонным образом. Берут деньги за блюда, приготовленные на сливочном масле, а обеды готовят на растительном или маргарине. Сплошь и рядом в пищу не докладывают такие продукты, как сахар и яйца. Под видом "настоящего грузинского чая" в ресторане подают воду, заваренную жжонкой. В результате этого на кухне образуются "излишки". Немудрено, что за четыре дня работы заместитель заведующего производства ресторана Рога создала излишки на 775 рублей.



Проверкой главного государственного инспектора по торговле Чкаловской области установлено, что за короткий срок "общий перебор с потребителей по ресторану от реализации собственной продукции и покупных товаров по завышенным ценам составляет 7555 руб. 32 коп.".



Кассовые чеки на продажу буфетных товаров и кухонной продукции в ресторане установлены одинаковые. Такой порядок дает простор для злоупотреблений - создается возможность использовать чеки кухни для получения товаров из буфета и наоборот.



Растратчиков и виновников недостач здесь всячески оберегают. У бывшего кладовщика Янакаева была обнаружена недостача товаров на 2800 руб., но он продолжает работать буфетчиком павильона. Буфетчица Советова, обсчитывавшая потребителей, переведена на работу в трест столовых и ресторанов.



Все эти факты хорошо известны руководителям треста столовых и ресторанов. Но директор треста тов. Горпинич не принимает должных мер, поскольку рестораном руководит его друг Петр Алексеевич Кузьмин. Дружба эта заходит так далеко, что ревизии производятся один раз в два года, а внезапные и комплексные ревизии систематически срываются.



Правда, были в тресте люди, которые не хотели мириться с непорядками в ресторане. Санитарный врач Климова, например, писала несколько докладных записок о неправильной калькуляции и обмане клиентов. Но тов. Горпинич решил этот вопрос просто и быстро: он уволил Климову с работы. Официальным поводом послужило то, что тов. Климова не имеет высшего образования. А вот жена Кузьмина, не имея ни образования, ни опыта санитарной работы, преспокойно занимает должность санитарного врача диетической столовой.



Ресторанные "порядки" хорошо известны и заместителю заведующего облторготделом тов. Буякову. Но административным мерам он предпочитает приятное времяпрепровождение в обществе того же Кузьмина.



Спору нет, красивая вывеска у ресторана "Урал". Но не пора ли внимательно посмотреть, что за нею скрывается? Не пора ли вывести на чистую воду окопавшихся здесь растратчиков, жуликов и их покровителей?

П. ПИРУТИНА.
"Чкаловская Коммуна", 23.06.52

ДЕЛО РАБОТНИКОВ ЦРК

Пять дней в окрсуде слушалось дело девяти работников ЦРК и торговца Кузнецова П. А.
На судебном следствии продефилировало свыше 20 свидетелей, подтвердивших почти все обвинения и нарекания на ЦРК, о которых писалось в нашей газете.
После обвинительной речи пом. прокурора т. Прокофьева и выступлений защиты окрсуд вынес приговор, в котором дана такая характеристика обвиняемых:

"Хорошее мясо продаст каждая баба"...

Вот символ веры агента по мясозаготовкам Антонова Я. М. который в период 1928-1929 года руководил заготовкой и маслоснабжением ЦРК, причем весто инструктажа этот незадачливый кооперативный работник грубо обращался со своими служащими, сводя с ними счеты за ряд газетных заметок, написанных про него. Отдельные ларьки были иногда перегружены мясом, а другие в это время пустовали.
Антонов допускал покупку тощего и недоброкачественного мяса через маклеров, платя им комиссионное вознаграждение, которое потом присчитывалось к цене на мясо.
Были случаи, когда возмущенные пайщики приносили обратно мясо (и даже в жареном виде), так как оно было совершенно недоброкачественно.
Установили, что Антонов часто лучшее мясо оставлял для правленцев.
"Установка" Антонова, как кооперативного работника, характеризуется фразой, сказанной им пайщикам в ответ на замечание о низком качестве мяса.
- Хорошее мясо продаст каждая баба, а ты вот попробуй продать тощее...

Дружба с частником

Продавец универсального магазина ЦРК Киселев А. Ф. подружился с содержателем столовой торговцем Кузнецовым П. А. и систематически снабжал последнего чаем и сахаром в то время, когда эти остродефицитные товары продавались лишь по карточкам.
За такое снабжение частника Киселев получалс него солидные деньги и пьянствовал.
В результате частная столовая процветала и работала, снабжаясь продуктами из ЦРК.
Официантка из этой столовой Харина засвидетельствовала суду, что Киселев на протяжении двух лет снабжал эту столовую чаем, сахаром, рисом.
Эта же официантка удостоверила, что Киселев часто с хозяином в столовой выпивал под пирожки.

Классовый враг

В прошлом владелец кожзавода, а ныне лишенец, содержатель столовой Кузнецов П. А. сумел подойти к Киселеву и втянуть его в обкрадывание ЦРК. При обыске у Кузнецова было найдено 185 кило сахару и более 23-х кило чаю.
На суде Кузнецов сознался в том, что Ксиелев "иногда" заносил ему чай и сахар.

Пьяницы и растратчики

Заведующие ларьками Кузнецов И. и Плотников Д., пользуясь отсутствием учета и инструктажа в 1929 г., систематически пьянствовали и опустились до растраты кооперативных денег.
Плотников сознался в растрате, а Кузнецов И. скрылся от суда.

Тараканы виноваты

Мастера пекарни ЦРК Гайдыш С. С. и Михайлов П. А. залатно относились к своим обязанностям, несмотря на то, что переход на плановое карточное снабжение пайщиков хлебом требовал более усиленного внимания и особо четкой работе в выпечке хлеба.
В результате такого неряшливого отношения к хлебопечению однажды было испорчено 884 кило хлеба, причем обвиняемые заявили, что это произошло от того, что в часы наползли тараканы и часы остановились, почему мастера проспали.

Овощные недоделки

Зав. сельскохозяйственной группой аппарата правления ЦРК Маршин А. Т. обвинен в том, что не подготовил складочные помещения под овощи, почему часть их погибла. К рентабельности договоров Маршин относился недостаточно критически, при приемке картофеля проявил чиновничье шкурное отношение.
Не имея оперативного плана, Маршин не следил за плановым снабжением пайщиков, чем вызвал их недовольство.
На суде Маршин частично признал себя виновным в "недоделках".

Кооператор по недоразумению

В. М. Башмачников, специалист по лесному делу, никогда не работал по кооперативной линии. Будучи коммерческим директором, этот обвиняемый повел дело так, что ЦРК встал на путь делячества, а не планового снабжения пайщиков.
В погоне за средствами Башмачников забыл про плановое снабжение пайщиков, небрежно относился к распределению товаров, закрывал мясные ларьки, чем создавал очереди, халатно относился к выполнению договора с частниками.
В общем у суда получилось впечатление, что Башмачников был совершенно ненужным в кооперативном аппарате.

Главки

Предправления Авдеев слабо руководил работой ЦРК, допускал группировку в правлении, не обращал внимания на замечания ревкомисии.
Отстствие труддисциплины в аппарате ЦРК вызвало неразбериху с хлебными карточками.
Авдееву же приписано приглашение ненужного Башмачникова и покровительство ему.
Член правления ЦРК Сапожников, как завторготделом, не смог осуществить твердого руководства и допустил группировку.
Срыв планового снабжения был результатом такой работы.
Пайщик был поссорен с кооперацией...

Приговор

Облсуд (председательствующий т. Журавлев и нарзаседатели: т.т. Шальнев и Шанявский) к обвиняемым Сапожникову, Авдееву, Башмачникову, Маршину, Антонову, Гайдыш, Михайлову, Кузнецову и Плотникову нашел нецелесообразным применять изоляцию и приговорил их к принудительным работам: Гайдыш - на 1 месяц, Михайлова П. - на три месяца, Авдеева - на шесть месяцев, Маршина - на 8 месяцев, Башмачникова - на один год, Плотникова - на 6 месяцев, Кузнецова И. - на 8 месяцев и Антонова Я. - на 6 месяцев.
Сапожникову окрсуд постановил объявить общественное порицание.
Киселев А. присужден к лишению свободы со строгой изоляцией на шесть лет с поражением в правах на пять лет.
Удовлетворен гражданский иск ЦРК к Михайлову П. и Гайдыш в размере 53 рублей, Плотникову - в размере 131 рубля, Кузнецову И. - 134 рубля.
За необоснованностью отказано в исках с Авдеева, Киселева и Антонова.
По оглашению приговора Киселев и Кузнецов взяты под стражу.

В.
"Оренбургская Коммуна", 04.05.30

АФЕРИСТ

Бывший агент уголовного розыска Васильев Д. П. 19 мая зашел с компанией в пивную "Жигули", потребовал себе пива, но вскоре убедился в том, что его деньгам пришел конец.

- А надо бы еще выпить, - размышлял Васильев.

"Раскинув мозгами", подвыпивший Васильев создает план добычи денег для дальнейшей гулянки.

Вместе с бывшим дружинником Ропашевым Васильев идет к Сиразетдиновой (Чернореченская, 20) и объявляет безграмотной татарке, что с ее мужа он должен получить налог в 856 руб. За отказ уплатить этот налог немедленно аферист угрожал произвести обыск и отобрать имущество до ручного зеркала включительно.

Сиразетдинова бросилась к соседям и набрала у них 56 руб.

Васильев взял эти деньги и приказал Сиразетдиновой, чтобы ее муж по своем возвращении уплатил остальные 800 рублей.

С экспроприированными таким путем деньгами Васильев возвращается обратно в ту же пивную, и гулянка возобновляется.

В разгар выпивки Васильев был задержан агентами УРО.

Васильев заявил, что в пивной он пропил 3 руб, а остальные он утерял во время следования при задержании.

Свои "похождения" у Сиразетдиновой бывший агент УРО не отрицал, но объяснил это чрезмерным опьянением.

- Вообще, - сказал на суде Васильев, - я, собственно, ничего не помню.

29 мая в клубе работников милиции окрсудом разбиралось дело Васильева.

Свидетельскими показаниями было установлено, что в момент совершения этой аферы Васильев не был сильно пьян.

Окрсуд (председательствующий т. Сазонов и нарзаседатели т. т. Королицкий и Сопилкин, подчеркнув то обстоятельство, что Васильев совершил свое преступление в ответственный момент соц. стройки, приговорил этого проходимца к лишению свободы на полтора года, с запрещением занимать административные должности в течение трех лет.

В.
"Оренбургская Коммуна", 01.06.1930