Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

ОГУРЕЧНАЯ ПРОБЛЕМА

Оказавшись на окраине Оренбурга - в строящемся поселке Карачи, - мы были приятно удивлены: продавец овощной палатки орса "Оренбурггазпром" т. Федорова предлагала покупателям свежие, зеленые огурчики. Удивлены потому, что, объехав весь областной центр, нигде подобного не встретили.

Рассказав, как построена торговля овощами в объединении, о трудностях, связанных с расбросанностью объектов (одних только буровых в степи - девятнадцать), заместитель начальника орса Василий Петрович Бабнищев предложил нам проехать в соседний поселок - Южный. Там недавно открылся новый магазин самообслуживания "Овощи-фрукты".

Здесь, возле горок с сушеными морковью и яблоками, стоял завмаг т. Ягудин и начальник орготдела горплодоовощторга т. Нечаева. Вскоре на горках появились и пакеты с огурцами. Зав. секцией предложила отведать продукцию. Тов. Нечаева попробовала и... скривилась.

- Да, перестарались на засолочной базе, пересолили, - сделала она заключение. Но тут же поспешила поправиться:
- Зато так они будут крепче. Главное - товарный вид хороший!
- Лучше бы летом свеженьких к салату, - заметили потребители.
- Свежий огурец весь идет на засол, - последовал ответ.

На прилавках магазина № 1/26, что на улице им. 9 Января, - подсохшая капуста и преющий укроп.

- Не берут? - спрашиваем у продавца.
- Были огурцы - брали, не стало их - и укроп не идет...

Укропом забиты буквально все торговые точки. Им (одним) торгуют на улице Ленинской у здания облпотребсоюза. В магазине горплодоовощторга № 2 (на Центральном колхозном рынке) укроп валяется под прилавком прямо на цементном полу.

В палатке от овощного магазина № 36 (на улице Советской) продавец сидит, подперев руками подбородок. Здесь предлагают огурцы такой величины и желтизны, что покупатели шарахаются от них.

- Неделю или две лежат на прилавке, вот и пожелтели, - поясняет продавщица.
- Это остатки былого. В июле были дни, когда приходилось отказываться от огурцов, - добавляет зав. секцией  магазина т. Грошева, - просишь триста килограммов, а везут машину. Словом, хлебнули тогда с ними горя...

А сейчас в горплодоовощторге - зимние заботы.

- Опасаемся, что не выполнят план засола, - говорит директор торга т. Гендель
А все дело в неповоротливости, неоперативности торговых работников. Нынешнее лето сложилось так, что июль для огурцов стал высокоурожайным. Совхозы предлагали их много. В магазинах создалась затоваренность. Вот бы и использовать благоприятное время для массового засола огурца. Так нет, спохватились, когда уже было поздно.

В июле нынешнего года совхоз "Овощевод" согласно утвержденному графику должен был поставить в торговую сеть горплодоовощторга 1500 центнеров огурцов, а выдал 1859. В первой декаде августа горплодоовощторг дал совхозу заявок на поставку 2960 центнеров огурцов, а получил 2783.

- Вот видите, - заключает директор горплодоовощторга т. Гендель, - наши заявки стали не обеспечиваться, поэтому-то мы и переключились на засолку.
На это заместитель директора совхоза т. Чеховских резонно парирует:
- Да, немного не дотянули. Но посмотрите, реальны ли заявки. 11 августа, например, горплодоовощторг потребовал от нас 600 центнеров огурцов. А, подписывая договор, просил всего 200 в день.

Выходит, дело в том, что совхоз не обеспечивает заявки, а в явно заниженных планах поставки их в торговую сеть. Требуй торг сразу больше, совхоз нашел бы дополнительные резервы.

К огурцам и помидорам, как известно, требуются еще и специи. Но, кроме укропа, о котором уже шла речь выше, в магазинах ничего другого не найти.

Безынициативность, самоуспокоенность торговых работников - вот основные причины того, что на прилавках на бывает и свекла (варить борщ из одной капусты и картофеля?) и многих других необходимых овощей.

Хочется сказать еще об одном немаловажном факте. Члены рейдовой бригады выяснили, чем торгуют в горплодоовощторге. И оказалось, что имеется в избытке капуста, укроп, но другого не найти.

И уж совершенно непонятно, почему мирятся с таким непонятным положением в торговле овощами работники райсоветов Оренбурга. Неужели нельзя было им вмешаться и поставить вопрос перед вышестоящими органами вопрос с тем, чтобы договор о наращивании и поставках продукции совхозами более точно отражал потребности.

В рейде приняли участие М. БЕЛЬКЕВИЧ, А. ФАЛИН, Г. МОРОЗ
"ЮУ", 19.08.1973

РЕСТОРАН «СЕРЕБРЯНАЯ БАШНЯ»

Что у «Газпрома» получается хорошо? Хорошо у него получается, по словам Путина, зачем-то базировать на себе всю экономику страны. Трансформировать газ в политическое давление на братьев-славян он тоже научился неплохо. «Газпром» прекрасно умеет класть на всё глаз и кое-что другое — на остальных.
Вот только рестораны у него почему-то не получаются. По крайней мере, тот, что находится в ростошинской гостинице, - явная неудача. Так что мы с Буськой были весьма и весьма заинтригованы фактом появления в самом сердце газпромовского гетто на Чкалова нового ресторана. Называется он «Серебряная Башня», и уже одно это название может снести башню у любого гурмана.  Знаментая парижская «Tour d Argent», в котором Жан-Поль Бельмондо съел утку под номером 604200, здесь, в Оренбурге? Ну-ну!
Дерзнуть подобным, ко многому обязывающим названием, мог, и в самом деле, только «Газпром». Мы с Буськой тоже решили дерзнуть и, малость повтыкавшись с неудобным проездом к новому ресторану, отправились есть свою утку.
Под номером 1.
Пока Бельмондо нас не опередил. Он же шустрый!



Будь я фешенебельным рестораном, пропагандирующим высокую французскую кухню (а по слухам, «Серебрянная Башня» именно такова), я бы обиделся, если бы меня засунули в такую вот безликую стеклянную коробку. И в самом деле. В этом, по моде безнадежно устаревших 70-х годов прошлого века сооружении, легко можно представить средней руки селсьсовет, автовокзал или пусть даже универмаг. Высокая кухня абсолютно не вяжется в голове с этой затрапезной конструкцией.
Настороженно поднимаемся по красному вымерзшему и цепляющемуся за башмаки пластику. Справа чернеет разверстое чрево подземной стоянки. Чуть поодаль — клиника промышленной медицины. Самое то соседство для высокой кухни.
Особо рекламируемого швейцара на входе не оказалось. Все, что от него осталось — красная фуражка, лежащая у входа. Внутри — протяженный холл, с рекламой магазина картин и подарков. На стенах висят постеры с надоевшими уже видами старого Оренбурга. На каждом постере — ценник. Мои предположения насчет торгового центра начинают укрепляться. В дальней комнате — и вовсе находится киоск с флешками ручной работы и прочим коробейным китчем. Для полноты картины ценники здесь следовало бы налепить на все: на диваны, на зеркала и обои. А что? Понравились тебе, скажем, не постеры, а обои — заплатил, и тебе тут же их аккуратно отодрали от стенки и свернули в рулончик. Из туалета ты можешь вытащить приглянувшийся писсуар, а гардеробе можно устроить выставку-ярмарку норковых шуб по специальным ценам.



Еще больше запутывают ситуацию вот эти вот таблички. Они, пожалуй, единственные здесь не продаются и поэтому выглядят достаточно зловеще. Что еще за порошок? Ведь не о какао же идет речь? И зачем высокой кухне автоматика? И, если сюда нельзя входить, то где вообще искомый ресторан?
На помощь нам приходит девочка-хостесс. Оперативно избавив нас от одежды, она просит следовать за ней и исчезает в непримеченной нами ранее лазейке. Лазейка оказывается достаточно просторным лифтом. Кнопки здесь не только пронумерованы, но еще и подписаны. Кнопка N 1 — «Холл». Кнопка N 2 — «Столовая». Кнопка N 3 — «Ресторан». Что ж, высокая кухня оказалась здесь еще и на географической высоте.
Пока поднимается лифт, перебрасываемся несколькими фразами с нашей провожатой. Столовая, как выяснилось, кормит работников «Газпрома», а в определенные часы — и простых смертных. В столовой есть шведский стол, и она пользуется популярностью. Пользуется ли популярностью ресторан, мы так и не выяснили. Просто не успели. Лифт остановился, и нас сдали с рук на руки подошедшему администратору «Серебряной Башни».


Тут самое время сказать несколько слов об индустрии гостеприимства в «Серебряной Башне». Здесь она есть, представьте себе! Вы думаете, мы с Буськой увидели что-нибудь особенное? Ничего особенного. Но! Все именно так, как и должно быть!
Нас встретили, порекомендовали столик у окошка, спросили, не мешает ли  сатанеющее весенеющее солнце. Под носильные вещи притащили специальный столик, так что на столе ничего лишнего на этот раз не оказалось. Нам внятно ответили на все вопросы о кухне заведения и блюдах этой кухни. Нам, в конце концов, разливали напитки и меняли пепельницы (банальные азы сервиса, которые никак не приживутся в других оренбургских ресторанах). Более того. Мне стоило лишь посмотреть в сторону официантов, как один из них тут же оказывался рядом, готовый выполнить любую мою просьбу. Короче, меня впору было засовывать в холодильник: я чуть не растаял от такого правильного (и должного быть повсюду) сервиса.
И уж совсем добил меня факт наличия в «Серебряной Башне» штатного сомелье —  фигуры, практически, мифической в наших широтах. В вине он, правда, разбирается, мягко говоря, слабовато, но, судя по открытым уже напиткам, которыми был заставлен сервировочный столик, здешние посетители пьют исключительно крепкую попсу. Так что это даже не претензия: начнут ходить в «Серебряную Башню» поклонники хороших вин, и она, наверняка, развернет к ним лицом своего сомелье.


 

Что касается интерьера, то здесь — никаких открытий. Стиль — скорее, деловой, тона, скорее, филармонические, отделка, скорее, безвкусная. Зато здесь есть винная комната, каминный зал и даже что-то вроде библиотеки на входе. Еще меня очень порадовали круглые столы, а также то, что за этими столами может уместиться даже внушительная компания, человек на десять. Это опять же — большой плюс «Серебряной Башне». И, если дизайнер тут поработал спустя рукава, то оформитель потрудился на славу.

 

Заглянув в меню «Серебряной Башни», мы с Буськой убедились в достоверности дошедших до нас слухов. Кухня здесь, и в самом деле, высокофранцузская. Эту кухню в России еще называют «несъедобной», потому что прививают ее несколько насильно, без учета сложившейся гастрономической культуры и вкусовых пристрастий россиян. Как правило, высокой французской кухней наслаждается лишь хозяйка заведения, да несколько ее подруг. Подъехать, знаете ли, на «Бентли» к собственному, знаете ли, французскому ресторану и навернуть дюже модных ныне лангустинчиков по-фельянски. То бишь, высокая французская кухня — это обычная мода, кухня «от кутюр», для повседневного употребления мало пригодная, а потому повсеместно убыточная в России. Именно поэтому всю эту «Францию» принято ныне безбожно мешать с сугубо национальными или иными «топовыми» блюдами, делая на базе высокой кухни эдакий малопонятный, но очевидно компромиссный микс. Как там все сложится в дальнейшем у «Серебряной Башни» - гадать не берусь, но, судя по абсолютно пустому залу, в очередь за высокой французской кухней в Оренбурге никто пока не стоит.

 

Ох, как я хохотал, листая страницы меню «Серебряной Башни». Дело в том, что каждое блюдо имеет здесь свой, местами очень остроумный, комментарий. Оказывается, морковный суп тут варят потому, что морковь нынче в моде (?), а рецепт некоторых блюд нашли в каких-то свитках на каких-то раскопках. Время, потраченное нами с Буськой на изучение меню, не пропало даром и для работников ресторана. Дочитав прайс до точки, мы увидели перед собой явно домашней выпечки разномастные хлеба, кусочки масла (всем рестораторам взять на заметку: это недорого, но правильно!) и маленький гастрономический пустячок. Комплиментик от шеф-повара.

 

Вкусив (точнее, проглотив) комплиментарных щедрот от шеф-повара «Серебряной Башни», мы с Буськой взглянули друг на друга еще более голодными глазами и съели по бутербродику с маслом. Начало гастрономического аттракциона не то, чтобы затягивалось, а просто очень нам не терпелось поскорее окунуться в будоражущую воображение «гастру инкогнито».
Честное слово, я аж подпрыгивал на креслице от нетерпения!

 

Бог его знает! Я ждал какого-то приключения, каких-нибудь устриц, фаршированных фуа-гра на селедочных жабрах. А тут обычная (хорошо просоленная, впрочем), вполне по-русски порезанная селедочка. Правда, яблочки в сливках — это нечто. Сладость яблочных кусочков, в сочетании с успевшими их напитать сливками и соленостью селедки выстраивают великолепный вкусовой ансамбль. Так что хорошая и грамотная селедка, что там ни говори, способна по-настоящему украсить любой, даже самый высокий стол. Это здешний повар верно сообразил!

 

И здесь — ничего сверхъестесственного. Более того, что-то подобное мы ели в уфимском «Портофино», только там вместо жареного сыра и белых грибных шляпок находились более, на мой взгляд, гармоничные ростбиф и ножки подосиновиков. В пояснении к салату в меню было написано, что шеф, отведав его, упал в обморок. Мол, он навеял ему воспоминания о Франции.
Ну, что сказать! Впечатлительный, видно, шеф! Потому что сыр здесь навеивает воспоминания о сыре, зелень — о зелени, грибы — об уфимских подосиновиках, черри — о черри, а все вместе  никак не хочет соединяться в одно единое новое и целое.
Камамбер, кстати, понравился. Интересный вкус!

 

Ну, в наш век возвращения к истокам, к простоте, к каким-то уж совсем забытым, казалось бы, вещам, этот супчик смотрится, как мерседесовская нашлепка на крыле разбитой «копейки». Какой-то он… неуместный, что ли?! Поэтому, чтобы съесть его, необходимо определенное мужество: под него ни водочки выпить, ни о женщинах поболтать: стынет мгновенно и так же быстро теряет вкус.
Да и вкус здесь прямой и магистральный. Шпинат в чистом виде! Это вам не симфония борща или оратория солянки. Это, если позволите, французский шансон. Незамысловатый, но все равно цепляющий. Чем? Нездешней грустью, может быть. Всегда приятно переживать плачущим дядькам, рассказывающим о непонятной тоске в лубочной стране.
Впрочем, суп оказался сытным. Да и яичные фрикадельки супу нисколько не мешали и не противоречили.

 

Поскольку мы с Буськой не чавкали, не кидались в официантов яичными фрикадельками и, в общем-то, исправно все съедали до дна, шеф-повар «Серебряной Башни» проникся к нам симпатией и прислал нам еще один (!) комплимент. На этот раз это был сорбе из трав. Вот это было действительно необычно. Представьте себе укропное мороженое, тонизирующее, ледяное и вкуснейшее.
После густого бескомпромиссного супа — самое то! Жаль, что мало!

  

Сама по себе грудка была, что надо — сочная и мягкая. Хороша была и отварная, а затем чуть припущенная картошечка с грибами, заказанная в качестве дополнительного гарнира. Мы даже оставили свои мелочные придирки, закрыли глаза на то, что роль рыжиков сыграли опята и совсем уж было собрались прислать ответный комплимент повару, хотя бы в виде пустой тарелки — но не вышло. Компот был слишком кислым для этого блюда — утку, скорее, принято сочетать со сладким ягодным вареньем, чем с набивающим оскомину компотом. А овощной мариньер вообще остался для нас тайной, покрытой мраком. По сути своей, мариньер — это всего лишь способ приготовления моллюксов и прочих морских обитателей. Почему он вдруг стал овощным, почему овощи из пакетика заморозки, почему в блюде колбаса????? Ответа на эти вопросы у нас не было. Чуда не случилось. Пробило 12 — и карета в очередной раз превратилась-таки в тыкву.
Но самое обидное, что открытки с номером этой утки нам так никто и не дал!

 

Можете меня поздравить! «Серебряная Башня» оказалась первым из оренбургских ресторанов, в котором умеют готовить говядину. Мягкое, нежное, а главное, сочное мясо было поистине великолепным: вот от чего шефу ресторана впору в прострацию впадать. Но! Именно на этом мясе мне вдруг показалось, что «Башня» малость лукавит и фокусничает со своими посетителями. Если очистить съеденные нами с Буськой блюда от всех этих графских титулов, мариньеров и рататуев (заменив их, к примеру, на простонародное «лечо»), то в сухом остатке окажется внятная кухня с адекватным шеф-поваром, которому вся эта Франция нужна, как половнику Эйфелева башня. Что ж, повар здесь, безусловно, умеет готовить мясо, осталось теперь только управляющему рестораном научиться все это правильно продавать.

 

Я, как Венечка Ерофеев, все могу понять. Кроме одного. В чем заключалась работа повара над этим гарниром? Купил, помыл и взвесил? Это, как говорил Промокашка, и я смогу! Абсолютно нетворческая, даже без заправки, эта мелкотравчатая кучка безбожно горчила, но изо всех сил пыталась выглядеть рукотворным шедевром. Мол, в лучших домах Сан-Тропе подают именно так. Пусть так! Вот только в по-настоящему лучших домах к сырой траве обязательно приносят на выбор несколько (!) заправочных соусов, мне же пришлось выпрашивать хотя бы масло.

 

«Серебряная Башня» преподносит этот десерт, как нечто несусветное. Однако, мы-то с вами понимаем, что мороженое жарят, если не повсеместно, то, как минимум, часто. Здешнее мороженое было бы чертовски хорошим, если бы не кляр. Обычно этот кляр деалется из шоколада или печенья, но в «Башне» он был чрезвычайно пресным и скорее, подошел бы к какой-нибудь рыбе, чем к сладким шарикам. Мне понравилась карамельная спиралька, да и кисловатый, насыщенный чуть ли не летним солнцем фруктовый соус тоже был, в принципе, неплохим. Так что дело за малым: осталось изменить рецепт кляра, чтобы в лучшую сторону изменились и ощущения от этого десерта!

 

Известно, что за авторство «Тирамису» бьются человек сорок. Никак, в «Серебряной Башне» трудится сорок первый?! Такого невиданно плотного, чуть ли не бисквитного» варианта этого пирожного я еще не встречал. Но! Поскольку я нашел ключ к воротам «Серебряной Башни», я просто переключился с одной волны на другую. Вместо «Тирамису» я стал есть просто пирожное, даже, скажем, тортика кусок. И тогда все встало на свои места: для тортика этот десерт был очень даже ничего!

Еще был очень хороший кофе, настоящий травяной чай с земляничным вареньем и какая-то анкета, которую нас с Буськой вежливо попросили заполнить. Анкету мы заполнили, чай-кофе выпили и остались, в принципе, очень довольны походом в «Башню», который обошелся нам в 3092 рубля.
Ей бы бросить все эти игры в «высокую кухню», да стать просто «хорошим рестораном». 
Тем более, что место это в Оренбурге вакантно, и «Серебряной Башне» будет там, не в пример, комфортнее.

Глядишь, и в библиотеке на входе будут сидеть многочисленные посетители, ожидая заветного освобождения круглого столика. Ну, а пока суть да дело — скупят все постеры и фатально цыганский китч в ларьке у подножия ресторана.

Вернее, ПРОСТО ХОРОШЕГО ресторана!